Сколько колес у космического мотоцикла

Опубликовано: 29.06.2022

За время экспедиции космонавты не один раз выходят в открытый космос. На сегодняшний день это, пожалуй, самый физически трудный вид работы в космосе. Покинув станцию, космонавт подвергает себя опасности. Если вдруг он отцепится от нее и отлетит хотя бы на пару сантиметров в сторону, то не сможет вернуться обратно никаким способом. Поэтому все, кто работает на космической станции, обязательно прикреплены к ней специальными тросами — фалами и передвигаются вокруг корабля или станции при помощи этой страховки и поручней, прикрепленных к стенам «космического дома».

Конечно, фалы усложняют передвижение: чтобы добраться до той части станции, которую надо починить или проверить, нужно проделать длинный путь на «поводке», перемещая за собой фал. Это отнимает много времени. Кроме того, нужно постоянно следить, не отцепился ли карабин, которым фал крепится к станции.

Конструкторы еще в прошлом веке задумались, как помочь космонавту передвигаться в космосе без страховки и как сделать это «путешествие» безопасным. И вот они придумали интересное устройство, которое называется «средство передвижения космонавта» (СПК). Внешне оно напоминает большой рюкзак и крепится сзади на скафандре «Орлан». Вскоре создатели прозвали его «космическим мотоциклом», ведь при помощи него можно было «покататься» в безвоздушном пространстве.

Работал «мотоцикл» так. Он имел собственные двигатели, которые придавали космонавту ускорение и таким образом позволяли ему «лететь» в нужном направлении и развивать скорость до 32 метров в секунду. Можно было легко и быстро добраться до нужной части станции, облететь ее со всех сторон, удалиться от нее и вернуться. А еще «мотоцикл» служит средством спасения. Если бы космонавт отцепился от корабля или улетел в открытый космос, благодаря «мотоциклу» он бы возвратился к станции.

Разработали СПК на предприятии «Звезда» в 1984 году. А 1 февраля 1990 года состоялись первые испытания «мотоцикла» в открытом космосе, которые провели наши космонавты Александр Александрович Серебров и Александр Степанович Викторенко. Правда, испытывали новое устройство со страховкой. Космонавт все-таки был прицеплен к станции тонким тросом. Первым испытал СПК Александр Серебров. Ему нужно было медленно отдалиться от станции, а потом вернуться к ней. Но так случилось, что космонавта сразу отнесло на 30 метров, так как в невесомости затормозить при помощи троса не получилось столь же быстро, как это делалось при тренировках на Земле. Серебров стал тормозить вручную. В итоге испытания прошли удачно, хотя не все прошло гладко. По плану Серебров должен был работать в открытом космосе в течение трех витков, но только тогда, когда имелась связь с ЦУП, то есть по 40 минут. Но из-за сбоев сеанс связи длился всего 15 минут, когда пролетали над территорией Союза. Получалось так, что четверть часа — работа, а больше часа — ожидание. При этом Солнце располагалось за спиной космонавта, которую от теплых солнечных лучей закрывала конструкция СПК. Таким образом, космонавт оказывался в тени, к тому же система охлаждения скафандра работала, поэтому Серебров основательно замерз и вынужден был выворачивать руки для того, чтобы хоть перчатки нагреть Солнцем. Даже два комплекта белья не спасали от холода, и если бы не носки из собачьей шерсти, то пришлось бы очень туго.

Через несколько дней у Александра Викторенко тоже появилась возможность «покататься» на космическом «мотоцикле». Ему очень хотелось выйти в открытый космос без страховки, почувствовать независимость от станции и свободу полета. Однако Серебров настоял, чтобы его друг на всякий случай использовал трос — мало ли что может произойти. Он очень переживал за своего товарища и не мог позволить ему так рисковать.

И все-таки Викторенко разрешили удалиться от орбитального комплекса на целых 45 метров. Он даже выполнил нечто похожее на фигуру высшего авиационного пилотажа — «бочку», которая в космосе представляла собой оборот на 360 градусов. Используя «мотоцикл», Викторенко смог измерить излучения от станции и выполнил другие задания в открытом космосе.




В дальнейшем разработчики предлагали оснастить СПК системой дистанционного управления, подчиняющейся командам с ОК «Мир» или с космического корабля «Буран». Но программа «Буран» была закрыта, а уникальная космическая техника, по мощности и техническим параметрам превосходящая американский аналог того времени, оказалась невостребованной. Космический «мотоцикл» пришвартовали снаружи станции «Мир» и оставили там надолго. Как ни странно, никто не угнал.

НЛО

На Байконуре одно время популярна была такая частушка:

Над Землей фигня летала

Очень много в наши дни

Космонавтов на Земле обязательно донимают вопросами: видели ли вы НЛО?

Ответом на это могут служить следующие истории. Первую из них рассказал космонавт Александр Александрович Серебров:

— Как-то нам нужно было выбросить стыковочный узел. Я заранее размышлял, как бы ему придумать какой-нибудь парус, чтобы он затормозился побыстрее и разошелся со станцией — не дай бог стукнет. Ладно, думаю, выкинем что-нибудь еще. Нашел пустой ящик, закрывавшийся на ворсовки. Взял два бачка, как у нас называют, с твердыми отходами (нашим калом, проще говоря). Гляжу, издалека они на двигательные установки смахивают. Появилась идея соорудить нечто вроде космического мотоцикла. Из чего-то изобразил седло. На бачках написал номер своей машины: ММО 00–51. У меня был рабочий комбинезон, в котором я столько раз пропотел, что он соленым и твердым стал. Я использовал феномен «память формы» и придал комбинезону вид человека. На искусственную «голову» надел реальный шлемофон и марлевую повязку, на которой нарисовал глаза и улыбку. Снизу — старые мои беговые бортовые ботинки. На выходе в открытый космос мы моего «мотоциклиста» выпустили с маленькой скоростью. Снял его на видео и позже, когда про выход в ЦУПе уже забыли, сбросил «картинку» на Землю. Там просто одурели. Но потом номер машины все же разглядели. «Мы тебя оштрафуем. » — говорят. Я им: «Ребята, вы посмотрите, какой баллистический коэффициент у него. Да он же, как под парусом, через несколько витков сойдет». И все же оштрафовали на крупную сумму, из заработанного в полете вычли.

Вторую историю рассказал космонавт Олег Юрьевич Атьков:

— Летаем мы как-то, март уже заканчивается. Я и задумался, как 1 апреля моих товарищей по экипажу разыграть. Придумал, но мне нужна была помощь ЦУПа. Дождался я, когда мои товарищи уснули, и вышел на связь с ЦУПом. А там дежурный по смене дремлет. Получается, я его разбудил. «Чего тебе?» — спрашивает. «Хочу ребят разыграть 1 апреля», — отвечаю. «Ну так в чем дело?» — «Ваша помощь нужна». — «Какая помощь?» — «Первого апреля я выйду с ЦУПом на связь и скажу, что наблюдаю за бортом объект типа „Змей Горыныч“, у которого пламя изо рта пышет. А вы мне должны сказать, что сейчас пошлете за специалистом, а экипаж пусть пока ему в иллюминатор улыбается».

Но разбуженному оператору в ЦУПе идея смешной не показалось. И когда подошло 1 апреля, экипаж этот день отметил по-другому. Закончился наш полет. На следующий год был я на одной международной конференции, подходит ко мне какой-то американец и говорит: «Я виднейший в мире специалист по НЛО. У меня самая богатая классификация фактов их наблюдения. Но практически нет информации по объекту типа „Змей Горыныч“, который наблюдали вы в конце марта прошлого года». Я засмеялся и говорю ему: «Знаю, что у вас великолепные специалисты по радиоперехвату, но вот переводчики подкачали, не уловили, что речь шла о дне дурака». Он посмотрел на меня, покачал головой и сказал: «Меня предупреждали, что вы, русские, всё секретите».

Ну и, наконец, еще одна, теперь серьезная история.

Как-то космонавт в течение недели наблюдал метрах в трехстах от станции объект явно искусственного происхождения — бублик, но исключительно правильной, шестигранной формы с абсолютно равными по размеру гранями. «Бублик, по-видимому, для закрутки и создания искусственной гравитации», — подумал космонавт. Он не верил себе и потому никому не сообщал о своем открытии, правда, удивлялся, почему другие члены экипажа ни разу не обратили внимания на такой необычный объект. Все же он решился и сообщил о своем наблюдении в ЦУП. Ему посоветовали отснять объект на видео и сбросить картинку на Землю. Так он и поступил. Но прежде чем отправлять запись в ЦУП, просмотрел ее на бортовом мониторе и на экране ясно увидел, что это обычная гайка в нескольких сантиметрах от иллюминатора.

Мораль этой истории такова. В бесконечном пространстве космоса нет объектов, по которым мы можем оценивать глубину пространства, как на Земле — вот тот дом стоит метрах в трехстах, а та вышка — в километре. Этого достаточно, чтобы правильно воспринимать пространство и понимать, на каком расстоянии находится тот или иной объект. Проще говоря, в космосе возможны иллюзии восприятия. А следовательно, и увидеть можно все, что угодно.

МОСКВА, 8 августа. В Научно-производственном предприятии "Звезда" придумали индивидуальное средство для перемещения в открытом космосе - так называемый космический мотоцикл - "Сейфер", сообщает Вести.Ру. По виду это обычный рюкзак, который крепят на новом скафандре "Орлан-МК". Внутри - 16 реактивных двигателей и специальные штанги с пультами управления.

О личном транспорте для космонавтов задумались еще во времена «холодной войны». Тогда для военной станции "Алмаз" был спроектирован боевой мотоцикл. Предполагалось, что именно на нем советские космонавты будут подлетать к вражеским спутникам и закладывать взрывчатку. Так выглядел мотоцикл для космических войн: 36 пороховых двигателей давали импульс космонавту на движение, сработал задний - космонавт летит вперед, передний - назад. Даже проводили испытания первой установки. "В связи с тем, что пороховой двигатель достаточно опасен, его горячая струя может повредить и корабль, и скафандр, это все было забыто", - вспоминает Александр Лившиц, начальник расчетно-теоретического отдела НПП "Звезда".

Проект мотозвездных войн так и остался неосуществимым. Однако в 1984 году за создание космического мотоцикла взялись плотно. Средство передвижения космонавта, или, как называют специалисты, СПК, получилось громоздким - почти 400 килограммов. Двигатели на сжатом воздухе могли обеспечить 6 часов автономной работы. Все его системы были дублированы.

Первый действующий космический мотоцикл для облета станции "Мир" испытал Александр Серебров - летчик-космонавт, Герой Советского Союза. Почти 40 минут он управлял диковинным транспортным средством. Отрывался от станции и парковался к ней. "Оказывается, в невесомости совсем другой коэффициент трения. Я должен был отлететь на 25 метров, а улетел на 30. В ЦУПе было напряжение жуткое: "Оторвется!". Чувствовал, хрустальная тишина стоит", - вспоминает Серебров.

Вероятность оторваться у космонавта была высока. Однажды из-за неприкрученного поручня он чуть было не улетел в открытый космос. Хорошо, что вовремя заметил, успел зацепиться. Уже тогда Александр Серебров твердо решил, что делать, если трос не выдержит. "Я бы не стал дожидаться, когда кончатся запасы. Я бы открыл бы дверцу и сдох бы тут же. Это верная смерть", - признается космонавт-испытатель.

Испытания космического мотоцикла в начале 1990-х прошли успешно. С его помощью можно было передвигать грузы в космосе. Тогда на орбите планировалось грандиозное строительство. На такой установке космонавт мог даже ремонтировать спутники. "Спутник отказал, если потерял ориентацию. Он может крутиться, как к нему подойти? А установка это позволяет. Я начинаю закручивать себя так, как мне нужно вращаться вместе со спутником, и смогу дотронуться до него, взять", - объясняет технологию сближения Александр Лившиц, начальник расчетно-теоретического отдела НПП "Звезда".

Совершив еще несколько полетов в космос, СПК вместе с "Миром" был затоплен. А космонавты остались без личного транспорта. Сегодня для передвижения в космосе в НПП "Звезда" придумали новый космический мотоцикл - "Сейфер". Он легче и совершеннее своего предшественника. Вот только на станции его пока нет. Космонавты уверяют, "Сейфер" - "Спаситель" им необходим. На мотоцикле передвигаться в космосе, как и на Земле, можно гораздо быстрее.

Научно-производственное предприятие «Машиностроительный Завод «Звезда» (НПП МЗ «Звезда», ранее - завод 918 МАП) - российское (советское) предприятие-разработчик систем жизнеобеспечения высотных полетов и космических исследований, средств спасения экипажей и пассажиров при авариях летательных аппаратов, систем дозаправки самолетов топливом в полете. Направления разработок включают космические скафандры, катапультные кресла, средства аварийного покидания самолетов, спасательные жилеты и огнетушители.

Предприятие расположено в подмосковном поселке Томилино, было основано в 1952 году для обеспечения советской космической программы. Основными направлениями разработок стало защитное снаряжение летчиков военной авиации, системы дозаправки в воздухе. С 1960-х годов завод начал разрабатывать скафандры, включая самый первый скафандр Юрия Гагарина. Созданный конструкторами завода «Звезда» скафандр «Орлан-М» использовался космонавтами на орбитальной станции «Мир» и эксплуатируется сегодня на Международной космической станции.


1 февраля 1990 года от комплекса "Мир" отчалило необычное транспортное средство. Космонавты Викторенко и Серебров по очереди облетели на нем "Мир". Создатели аппарата назвали свой космический транспорт просто СПК (средство передвижения космонавтов). Журналисты окрестили его "космическим мотоциклом".

20 лет прошло с тех пор, как Александр Викторенко испытал космический мотоцикл на орбите. Сегодня он снова пришел посмотреть и потрогать это диковинное устройство.

"Это как родной братан. Поздороваться. Когда мы выходили в открытый космос, всегда за руку брали свой скафандр", - говорит он.

20 лет назад у экипажа Викторенко и Сереброва было особое задание - испытать в открытом космосе устройство для передвижения космонавтов. Тогда впервые разрешили оторваться от станции и даже отлететь на несколько метров. Без крепления человек впервые летал в космосе самостоятельно.

"Мы полностью имели возможность летать, как птица в облаках", - вспоминает Герой Советского Союза, летчик-космонавт Александр Викторенко.

По программе испытаний планировался всего один выход в открытый космос. Его удачно провел Александр Серебров. О втором не могло быть и речи. Но космонавты рискнули и упросили ЦУП разрешить второй выход. Теперь управлять мотоциклом предстояло Александру Викторенко. Картинку полной конфигурации орбитального комплекса на тот момент еще не получали. На Земле переполошились – откуда такая съемка?

"Видеокамеру мы веревочками прицепили", - объясняет Александр Викторенко.

Во времена холодной войны в секретных КБ конструкторы создавали боевой мотоцикл для космических войн. Предполагалось, что космонавт будет садиться на него, как на коня, подлетать к вражеским спутникам и закладывать взрывчатку.

36 двигателей давали импульс на движение. Срабатывал задний – космонавт летел вперед, передний – назад. К счастью, в 1965 году проект мотозвездных войн не понадобился. Однако в середине 80-х годов о космическом мотоцикле вспомнили и разработали новое средство передвижения под кодовым названием СПК.

С виду это обычный скафандр, сзади висит огромный ранец. Вес устройства - 400 килограммов. Строить, обслуживать станцию, переносить грузы с одной части в другую – для всего этого нужен аппарат для перемещения. Астронавты используют для таких действий специальные руки-манипуляторы. Но космонавты утверждают, что человеческая рука – всегда точнее.

Два выхода в открытый космос, несколько часов автономного полета и затопление вместе со станцией "Мир" - вот судьба космического мотоцикла.

1 февраля Александр Викторенко и Александр Серебров обязательно поздравляют друг друга. Ведь они единственные космические "байкеры".

МОСКВА, 8 августа. В Научно-производственном предприятии «Звезда» придумали индивидуальное средство для перемещения в открытом космосе — так называемый космический мотоцикл — «Сейфер», сообщает Вести.Ру. По виду это обычный рюкзак, который крепят на новом скафандре «Орлан-МК». Внутри — 16 реактивных двигателей и специальные штанги с пультами управления.

О личном транспорте для космонавтов задумались еще во времена «холодной войны». Тогда для военной станции «Алмаз» был спроектирован боевой мотоцикл. Предполагалось, что именно на нем советские космонавты будут подлетать к вражеским спутникам и закладывать взрывчатку. Так выглядел мотоцикл для космических войн: 36 пороховых двигателей давали импульс космонавту на движение, сработал задний — космонавт летит вперед, передний — назад. Даже проводили испытания первой установки. «В связи с тем, что пороховой двигатель достаточно опасен, его горячая струя может повредить и корабль, и скафандр, это все было забыто», — вспоминает Александр Лившиц, начальник расчетно-теоретического отдела НПП «Звезда».

Проект мотозвездных войн так и остался неосуществимым. Однако в 1984 году за создание космического мотоцикла взялись плотно. Средство передвижения космонавта, или, как называют специалисты, СПК, получилось громоздким — почти 400 килограммов. Двигатели на сжатом воздухе могли обеспечить 6 часов автономной работы. Все его системы были дублированы.

Первый действующий космический мотоцикл для облета станции «Мир» испытал Александр Серебров — летчик-космонавт, Герой Советского Союза. Почти 40 минут он управлял диковинным транспортным средством. Отрывался от станции и парковался к ней. «Оказывается, в невесомости совсем другой коэффициент трения. Я должен был отлететь на 25 метров, а улетел на 30. В ЦУПе было напряжение жуткое: «Оторвется!». Чувствовал, хрустальная тишина стоит», — вспоминает Серебров.

Вероятность оторваться у космонавта была высока. Однажды из-за неприкрученного поручня он чуть было не улетел в открытый космос. Хорошо, что вовремя заметил, успел зацепиться. Уже тогда Александр Серебров твердо решил, что делать, если трос не выдержит. «Я бы не стал дожидаться, когда кончатся запасы. Я бы открыл бы дверцу и сдох бы тут же. Это верная смерть», — признается космонавт-испытатель.

Испытания космического мотоцикла в начале 1990-х прошли успешно. С его помощью можно было передвигать грузы в космосе. Тогда на орбите планировалось грандиозное строительство. На такой установке космонавт мог даже ремонтировать спутники. «Спутник отказал, если потерял ориентацию. Он может крутиться, как к нему подойти? А установка это позволяет. Я начинаю закручивать себя так, как мне нужно вращаться вместе со спутником, и смогу дотронуться до него, взять», — объясняет технологию сближения Александр Лившиц, начальник расчетно-теоретического отдела НПП «Звезда».

Совершив еще несколько полетов в космос, СПК вместе с «Миром» был затоплен. А космонавты остались без личного транспорта. Сегодня для передвижения в космосе в НПП «Звезда» придумали новый космический мотоцикл — «Сейфер». Он легче и совершеннее своего предшественника. Вот только на станции его пока нет. Космонавты уверяют, «Сейфер» — «Спаситель» им необходим. На мотоцикле передвигаться в космосе, как и на Земле, можно гораздо быстрее.

Научно-производственное предприятие «Машиностроительный Завод «Звезда» (НПП МЗ «Звезда», ранее — завод 918 МАП) - российское (советское) предприятие-разработчик систем жизнеобеспечения высотных полетов и космических исследований, средств спасения экипажей и пассажиров при авариях летательных аппаратов, систем дозаправки самолетов топливом в полете. Направления разработок включают космические скафандры, катапультные кресла, средства аварийного покидания самолетов, спасательные жилеты и огнетушители.

Предприятие расположено в подмосковном поселке Томилино, было основано в 1952 году для обеспечения советской космической программы. Основными направлениями разработок стало защитное снаряжение летчиков военной авиации, системы дозаправки в воздухе. С 1960-х годов завод начал разрабатывать скафандры, включая самый первый скафандр Юрия Гагарина. Созданный конструкторами завода «Звезда» скафандр «Орлан-М» использовался космонавтами на орбитальной станции «Мир» и эксплуатируется сегодня на Международной космической станции.

Александр Александрович Серебров — легендарный советский космонавт и изобретатель. Он первым испытал уникальное устройство, которое получило название «космический мотоцикл». Он изобрел действующую в условиях невесомости сауну. Он побывал в космосе 4 раза, длительность его полетов составила свыше 372 суток. Александр Серебров выходил в открытый космосе 10 раз с общей продолжительностью 31 час 49 минут, и такое достижение оказалось в Книге рекордов Гиннеса.

Александр Серебров

Александр Александрович Серебров, будущий летчик-космонавт, родился 15 февраля 1944 года в Москве. Желание посвятить себя изучению космосу окончательно сформировалось в 1958-1959 годах. Поэтому после школы Серебров решил поступать на аэромеханический факультет в МФТИ, который закончил в 1967 году, получив специальность инженер-физик. После института руководил детским лагерем в Долгопрудном, работал в «Орленке». С 1966 года вел телеолимпиады для детей. В 1970 году закончил аспирантуру в МФТИ, в 1974 году получил степень кандидата технических наук.

Космическая карьера А.А.Сереброва

В 1975 году Александр Серебров прошел главную медкомиссию СССР на проверку пригодности к полетам в космос. В 1976 году приступил к работе в НПО «Энергия» старшим научным сотрудником. Здесь получилось реализовать свою давнюю мечту — стать космонавтом. В научно-производственном объединении Серебров занимался разработками и испытаниями космических кораблей, проводил различные научные исследования.

В 1978 году был зачислен в советский отряд космонавтики. Прошёл полный курс общей космической подготовки к полетам на космических кораблях типа «Союз Т» и орбитальной станции «Салют».

В 1982 году, Александр выполнил свой первый полет на борту корабля «Союз Т-7». В экспедиции проводились экспериментальные исследования по электрофорезу, очистке лекарственных препаратов в невесомости с использованием электрополей. После полета космонавт был удостоен звания Героя Советского Союза.

Второй полет состоялся в апреле 1983 года, но в этот раз экспедиция прошла не совсем удачно, потому что на корабле не открылись штанги антенны, предназначенные для сближения и стыковки со станцией ДОС «Салют-7». Из-за неполадок полет продлился всего два дня.

В 1993 году состоялся четвертый полет, в котором Серебров вновь 5 раз выходил в открытый космос. После этого полета космонавт был занесен в Книгу рекордов Гиннеса. Рекордное достижение продержалось 4 года. Превзошел эти результаты лишь Анатолий Соловьёв в 1997 году. Четвертый полет осуществлялся уже после развала Советского Союза и был самым продолжительным для Сереброва. Длился он в общей сложности 196 дней.

Исследования и разработки А.А.Сереброва

Александр Александрович Серебров — первый физик в Советском Союзе, работавший на борту орбитального комплекса «Салют». В программу его научной деятельности входило изучение жидкостей в космосе и физических условий внутри станции, выращивание биокристаллов и протеинов, исследования различных полей.

Серебров является изобретателем первой космической сауны. Он был дизайнером-компоновщиком оформления базового блока орбитального комплекса «Мир», разработчиком инженерных систем и новой модификации скафандров. Создал национально-образовательную программу «Уроки из космоса», созданную с целью вызвать у подрастающего поколения интерес к космосу. В рамках программы создано 5 фильмов, получивших одобрение Министерства образования.

В 1995 году Александр Серебров в звании полковника уволился из отряда космонавтов на пенсию. После ухода занимал должность редактора газеты «Звездный час». С конца 1995 года работал в администрации Президента РФ куратором по вопросам космонавтики. Являлся инициатором неформальной встречи президента Советского Союза с детьми из 35 государств мира в Японии. Несколько лет занимал должность советника в фонде «Реформа». Был руководителем Багги-клуба при журнале «Техника молодежи».

Инопланетный недуг Сереброва

Мало кому известно, что последние 10 лет жизни после экспедиции на орбитальном комплексе «Мир» Александр Серебров страдал от неизвестного заболевания, которым заразился в космосе.

Земные грибки, бактерии, вирусы в условиях космической радиации быстро мутируют в мощные и очень жизнеустойчивые организмы, с которыми практически невозможно бороться. За сутки нахождения в космосе человек получает годовую дозу космической радиации. Микроорганизмы, попавшие в космос и облученные радиацией, становятся очень опасными для человека. Современные лекарственные препараты, высокие или низкие температуры перед ними бессильны.

Заразившись на борту комплекса «Мир» неизвестным мутированным грибком, Серебров страдал заболеванием 10 лет, но врачи так и не нашли способ вылечить космонавта. Александра Александровича Сереброва постоянно беспокоили боли в брюшной полости, тошнота, температура.

Во время продувания трубки фильтра в легкие и желудок космонавта попал неизвестный науке паразит. Позже, уже на Земле, космонавт делился своими впечатлениями и рассказывал, что когда продул фильтр, то извлек из него проволокой полутораметрового червя желтого цвета с темно-коричневыми пятнами. Получается, что одна бактерия мутировала в космосе так, что смогла превратиться в такого огромного червя, которого не встретить на Земле. Космонавты были шокированы увиденным. А у Сереброва через несколько дней поднялась высокая температура и началась тошнота.

На Земле симптоматика недуга усилилась. Сильнейшие боли в области живота и постоянная слабость мешали нормальной жизни. За помощью Александр Серебров обратился в институт эпидемиологии и микробиологии, но там не смогли диагностировать болезнь. Врачи только нашли неизвестную грибковую инфекцию в кишечнике, которую не знали как вылечить.

Станцию «Мир», атакованную мутированными микроорганизмами, в дальнейшем затопили в Тихом океане. Остается неизвестным, могли ли выжить космические грибки, вирусы и бактерии в момент прохождения орбитальной станции через земную атмосферу. Некоторые эксперты этого не исключают.

Александр Серебров

Смерть космонавта

Умер Александр Серебров 12 ноября 2013 года в возрасте 69 лет, не дожив всего три месяца до своего 70-летия. Космонавт получил множество орденов, медалей, наград за свою деятельность. Среди коллег Александр Серебров считался самым образованным и бесстрашным. Он заслужил всемирную известность и народное признание. За время своей выдающейся карьеры он совершил четыре полета на космических кораблях. Две последние экспедиции проходили на российской орбитальной станции «Мир».

Причиной смерти Александра Александровича стала неизученная грибковая инфекция, которой он заразился в космосе.

Читайте также: